На главнуюПоискНаписать письмо
Триумф государства
2011 год для российской электроэнергетики запомнится прежде всего возвращением государства к управлению отраслью. Формально в России рынок электроэнергетики растет и развивается. Но тон в нем, как и при покойном федеральном энергохолдинге РАО «ЕЭС России», все больше задает государственный капитал.

Исход частников

Одним из краеугольных камней реформы электроэнергетики, проводившейся в 2006-2008 годах командой главы РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса, было привлечение в отрасль частных инвесторов – сначала в генерацию и сбыт, а затем предполагалось, что и распределительные сети (в том числе и межрегиональные) будут контролировать частные инвесторы. Но сразу после самоликвидации федерального энергохолдинга, которая произошла летом 2008 года, в правительстве возобладала другая точка зрения, которая заставила чиновников разного ранга собирать обратно – под крыло государственных энергетических компаний – щедро розданные энергетические активы. И если в прошлом году речь шла о том, что «Интер РАО», например, «подберет» те активы, которые в процессе реформы остались как бы «без хозяина» – ТГК-11, например, или ОГК-1, то в этом году процесс «огосударствления» отечественной энергетики принял последовательный и почти бескомпромиссный характер.

Наиболее ярко это проявилось прошлой зимой, когда «Норильский никель» все-таки собрался продавать одну из крупнейших российских генерирующих компаний – ОГК-3, шесть электростанций которой общей мощностью 8,5 ГВт расположены в Костромской, Тульской, Челябинской областях, а также Забайкальском крае, Бурятии и Республике Коми. Претендентов на этот актив было двое – частное «Евросибэнерго» (ЕСЭ) Олега Дерипаски и государственное «Интер РАО». Покупка ОГК-3 сразу увеличивала мощность электростанций обеих игроков на треть – до 27 ГВт и выводила их в первую тройку самых мощных энергокомпаний страны.

При этом предложение ЕСЭ выглядело тактически лучше для «Норникеля» – оно предлагало за ОГК-3 2,1 млрд долларов живыми деньгами, тогда как «Интер РАО» – 8,22% своих акций на сумму 2,27 млрд долларов. Но совет директоров никелевого гиганта отдал предпочтение государственной компании, и в начале этого года председатель правления «Интер РАО» Борис Ковальчук заявил, что его компания в ближайшие пять лет увеличит свои мощности с 18 до 40 ГВт (в прошлом году за счет покупок контроля над ОГК-1 и ТГК-11 она увеличилась с 6 до 18 ГВт).

Помимо ОГК-3 в этом году «Интер РАО» выкупило у «Газпрома» второй блок Калининградской ТЭЦ-2, договорилось с Михаилом Прохоровым о покупке «Квадры» (но потом эту сделку заблокировала Федеральная антимонопольная служба) и за счет своей гигантской допэмиссии акций присмотрелось к «Новосибирскэнерго», контролируемому структурами Михаила Абызова, «Башкирэнерго» (АФК «Система»), ТГК-6 и ТГК-7 (обе компании управляются КЭС-холдингом Виктора Вексельберга).

Сейчас установленная мощность 28 электростанций «Интер РАО» составляет уже 29 ГВт, и, очевидно, это далеко не предел, поскольку частные российские инвесторы в отечественную тепловую генерацию фактически разочаровались в ней. Действия правительства на электроэнергетическом рынке ясно показали, что «сверхприбылей» в отрасли не будет, и ряд частных инвесторов еще в начале года начали искать способ выгодно избавиться от купленных у РАО «ЕЭС России» активов.

Дело дошло до того, что даже один из главных действующих лиц реформы энергетики – Виктор Вексельберг, создавший с помощью одного из самых талантливых топ-менеджеров отрасли Михаила Слободина крупнейший (по тепловой мощности) частный энергетический холдинг «Комплексные энергетические системы» (КЭС, владеет и управляет ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7, ТГК-9 и десятком энергосбытовых организаций), – решил объединить КЭС на правах «младшего партнера» с энергетическими структурами государственного «Газпрома».

Зажали цены

«За прошедший год наряду с переходом к рыночному ценообразованию для оптовых покупателей электроэнергии наблюдалась в каком-то смысле противоположная тенденция – к увеличению влияния государства на процессы ценообразования. В первую очередь следует вспомнить широкую кампанию начала года по ограничению темпов роста тарифов уровнем 15%. Серьезные ограничения коснулись как генерирующих, так и передающих компаний.

Осеннее решение властей о повышении тарифов на электроэнергию не с января, но с середины 2012 года лишит энергетиков половины годового прироста выручки, связанного с ростом цен. Особенно трудными будут первые полгода, когда издержки компаний существенно возрастут в том числе за счет существенного роста цен на газ, а отпускные цены останутся на прежнем уровне.

Месяц назад был отменен штраф за недобор заявленной электроэнергии. Отмена принципа „бери или плати” (потребитель будет платить только за факт потребления) – это существенный плюс, особенно для малых предприятий, но большие потери для энергетиков.

Таким образом, была осуществлена большая последовательность шагов, которые ущемили интересы энергетиков», – оценил для «Эксперта Online» ситуацию в электроэнергетике начальник аналитического отдела ИК «Церих кэпитал менеджмент» Николай Подлевских.

«В этом году, во-первых, состоялся долгожданный переход к нерегулируемым свободным ценам на электроэнергию и мощность для всех групп потребителей, за исключением населения.

Во-вторых, это ограничение роста тарифов на 15%, принятое властями в начале года.

В-третьих, это снижение котировок акций энергетических компаний в течение года, которое, с одной стороны, было вызвано общим падением фондового рынка, а с другой – негативными ожиданиями инвесторов, определенным разочарованием от итогов реформы отрасли.

В-четвертых, важной тенденцией стало появление собственных энергомощностей у крупных потребителей и их отказ от услуг «профессиональных» энергетиков. Если так пойдет и дальше, то через несколько лет энергетики рискуют остаться без клиентов», – подчеркнул «Эксперту Online» ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов.

При этом оба эксперта фактически говорят об одном и том же – об усилении роли государства в регулировании рынка электроэнергии. Формально рынок электроэнергии в нашей стране либерализован, то есть цены на нем должны устанавливаться только соглашением продавцов и покупателей. Но о каком свободном и конкурентном рынке электроэнергии можно говорить, когда, с одной стороны, правительство «вручную» устанавливает пределы роста цен на электроэнергию, с другой – три четверти электростанций страны через год-два будут контролироваться государственными компаниями? То есть их собственник – государство будет само с собой конкурировать по части снижения издержек и уменьшения себестоимости выработки электроэнергии?

Пять государственных китов

«Роль компаний с государственным участием в энергетике действительно возрастает. Связано это с необходимостью модернизации энергоактивов, а у владельцев этих активов не хватает ресурсов для выполнения взятых на себя инвестиционных обязательств», – подчеркнул «Эксперту Online» руководитель департамента оценки и инвестиционного проектирования АКГ «МЭФ-Аудит» Дмитрий Трофимов. «Вместе с курсом на развитие атомной энергетики становится ясно, что государство пока намерено сохранять свои лидирующие позиции по ключевым направлениям отрасли.

Причина роста влияния государственных компаний связана прежде всего с тем, что государство по факту остается главным инвестором в электроэнергетику», – солидарен с ним Николай Подлевских. «Я не согласен с тем, что в этом году произошло значительное усиление роли государственных компаний в электроэнергетике. Государственные энергокомпании, как и остальные энергетики, в этом году пострадали и от падения фондовых рынков, и от излишне жесткого регулирования отрасли со стороны государства, не миновало их и разочарование инвесторов в реформе энергетиков.

Возможно, такое впечатление могло сложиться из-за активных действий государственных энергетических компаний в текущем году. Но и эти компании, и прочие энергетические компании с контролирующей долей государства действовали на едином рынке, конкурировали с частными компаниями, им не делалось никаких поблажек, правила игры были для всех одинаковыми. То есть даже если называть эти приобретения неким „усилением” государственных энергокомпаний, то оно пока не стало их конкурентным преимуществом. Вот если благодаря этим приобретениям в 2012 году рынок энергетики кардинально изменится и государственные компании выйдут на первый план, продемонстрировав потрясающие производственные и финансовые показатели, вот тогда можно будет говорить о том, что их позиции, а значит, и позиции государства значительно усилились», – считает Дмитрий Баранов.

Тем не менее, правительство уже сейчас может регулировать рынок электроэнергетики простым количеством контролируемых им электростанций. По данным Минэнерго, общая мощность 600 главных российских электростанций составляет 220 ГВт. 26 ГВт из них, с учетом недавнего пуска в эксплуатацию четвертого энергоблока Калининской АЭС, выдают 33 энергоблока госконцерна «Росатом».

И, если не случится какой-нибудь глобальный катаклизм, в ближайшие 17-18 лет российская атомная корпорация построит в России еще как минимум 38 энергоблоков мощностью свыше 1-1,2 ГВт каждый, нарастив свою долю в российской генерации электроэнергии до 25% (этому поможет и программа по серийному изготовлению «ядерных батареек» (блочных АЭС мощностью 100 МВт на базе корабельных реакторов), которую «Росатом» затеял с ЕСЭ Олега Дерипаски). Госхолдинг «Русгидро» в этом году за счет получения контроля над РАО «ЭС Востока», увеличил свою мощность до 35 ГВт. На очереди – ввод таких проектов, как Богучанская ГЭС (3 ГВт), увеличение выработки на существующих станциях, строительство южноякутского каскада ГЭС (10 ГВт) и т.д. Совокупные мощности электростанций «Газпрома» после вхождения в них электроэнергетических активов «Реновы» составят около 50 ГВт.

Антимонопольное ведомство, конечно, всячески противится этой сделке, но вряд ли оно может устоять перед совокупным давлением этих двух компаний, поддержанных лоббистами в правительстве. И, наконец, «Интер РАО», которое только за счет «Новосибирскэнерго» и «Башкирэнерго» может враз «вырасти» еще на 7 ГВт. Таким образом, государственные энергокомпании уже контролируют более половины генерирующих мощностей страны, а в ближайшие годы будут контролировать и три четверти.

Одновременно с этим государство перекрыло доступ к высокой доходности и сбытовым компаниям, которые в большей массе были частными и принадлежали либо вертикально интегрированным структурам (таким как «КЭС-холдинг», например) или крупным сбытовым холдингам. Два года назад два госхолдинга-партнера «Интер РАО» и «Русгидро» начали методично наращивать свою собственную сбытовую сеть как для снабжения крупных промышленных структур, так и торговли электроэнергией в розницу.

Административная поддержка этого процесса не заставила себя долго ждать. Осенью этого года правительство приняло ряд мер, которые изрядно «подрезали» норму прибыльности сбытовых компаний. «За 2008–2010 годы рост прибыли от продаж электроэнергетики с учетом перехода к либерализованному рынку составляет, знаете, сколько? 279% у сбытовых организаций, а дивидендные выплаты выросли на 312%!» – гневался недавно на собственников «сбытов» премьер Владимир Путин на совещании по электроэнергетике.

Понятно, что при уменьшении прибыли часть сбытовых компаний, как резонно опасается Министерство энергетики, будет заявлять о невозможности в таких условиях продолжать свою деятельность. Но в этом случае ей всегда сможет прийти на помощь «гарантирующий поставщик электроэнергии федерального уровня» – «Интер РАО». «Считаю целесообразным, чтобы такой подхват потребителей в случаях возникновения проблем с устойчивостью существующих гарантирующих поставщиков осуществлялся профессиональной энергосбытовой компанией, единым гарантирующим поставщиком федерального уровня. Функцию подхвата предлагается нами возложить на объединенную сбытовую компанию „Интер РАО ЕЭС”», – заявил несколько дней назад министр энергетики Сергей Шматко.

По сути, «объединенный сбыт», о котором сейчас идет речь, и станет «пятым государственным китом», на котором в ближайшие годы будет держаться российская энергетика. Понятно, что работоспособность этой конструкции (а транспортировка электроэнергии по магистральным и распределительным сетям так и осталась в руках государства) будет определяться не только экономическими, но и административными механизмами, главный из которых – кадровый. На том же совещании в Черемушках премьер-министр Владимир Путин жестко потребовал от правительства усилить контроль за деятельностью топ-менеджеров энергетических компаний, в первую очередь государственных.

В середине ноября, по настоянию вице-премьера Игоря Сечина, совет директоров МРСК Северного Кавказа прекратил полномочия своего генерального директора Магомеда Каитова (официально он ушел по собственному желанию). В минувшую пятницу, по сообщениям СМИ, была одобрена отставка заместителя генерального директора Холдинга МРСК, куда входят все 11 контролируемых государством межрегиональных распределительных компаний России, Алексея Санникова (правда, сама компания об этом еще публично не объявила и фамилия г-на Санникова по-прежнему находится в списке замов генерального директора).

Подал заявление об отставке с поста генерального директора «Тюменьэнерго» (100-процентная «дочка» Холдинга МСРК) Евгений Крючков. Троих топ-менеджеров лишилась Федеральная сетевая компания (ФСК) – по сообщению пресс-службы ФСК, освобождены от занимаемых должностей члены правления Александр Бобров и Дмитрий Гвоздев, генеральный директор «Магистральных электрических сетей Урала» Геннадий Никитин. И, наконец, после памятного совещания на Саянке решили подать в отставку глава НП «Совет рынка» и АТС Дмитрий Пономарев и гендиректор энергосбытового холдинга «Энергострим» Юрий Желябовский.

Вместе с тем было бы, наверное, неправильно ставить крест на частных инвестициях в российскую энергетику. Правда, как справедливо заметил «Эксперту Online» Дмитрий Трофимов, главными зарубежными инвесторами в эту отрасль у нас сейчас становятся китайцы.

Источник: журнал «Эксперт».



Комментарии
Добавить комментарий
Имя(*) 

E-mail

Текст(*) 
  Поля обозначенные (*) являются обязательными для заполнения
отправить

21.12.2015

«Это можно назвать «армянским бизнесом»

Интервью основателя группы «Ташир» газете РБК daily.

23.09.2015

«С госконтрактом ты сначала богаче, а потом — беднее»

Президент и совладелец группы «Мортон» Александр Ручьев в интервью РБК.

26.06.2015

«Ни один из наших крупных потребителей не умер»

Гендиректор КЭС Холдинга Борис Вайнзихер — об электропотреблении в кризис, долгах населения и кредитовании на Западе в интервью газете РБК daily.
Поиск вакансий:
ключевое слово
Новые вакансии:

Технический директор

Группа ГУТА
12-03-2012

Руководитель / Менеджер проекта

Промтехноком, Группа Компаний
24-01-2012

Директор по строительству

Дон-Строй, Группа Компаний
10-10-2011

Менеджер проекта

ВИС, производственная фирма
07-10-2011

Ведущий специалист (сопровождение Oracle-Primavera)

ВИС, производственная фирма
05-07-2011

Главный администратор проекта

Стройтрансгаз-М (ООО "СТГМ")
30-05-2011

Руководитель проекта/Управляющий директор

ВИС, производственная фирма
06-04-2011
Вакансии компаний:

ОМК (3)

В управлении проектами Вы используете решение на платформе:


Проголосовало: 2087
Разработка сайта: iTrack Web Supporting Company © “EPCM-FORUM” ЗАО “Системы Управления”, 2007-2010 Контактная информация Rambler's Top100